Суды по июньским событиям: месть, а не справедливость

Екатерина Иващенко

6 апреля 2011 года в Бишкеке (Кыргызстан) прошла презентация Отчета по мониторингу судебных процессов по июньским массовым беспорядкам, которые происходили на юге Кыргызстана. Мониторинг проводился Центром защиты прав человека «Кылым Шамы». Для презентации отчета был проведен Круглый стол, в работе которого приняли участие адвокаты, работавшие на этих судебных процессах. Как показал мониторинг, обвинительные приговоры строились на признательных показаниях, которые добывались пытками, по одним и тем же статьям Уголовного кодекса людей разных национальностей приговаривали к разным срокам, а вопрос обеспечения безопасности судебных заседаний никак не решался. Представитель Генпрокуратуры заявил, что «все нарушения, происходившие во время судебных заседаний, связаны именно с произошедшим конфликтом, и поделать с этим ничего нельзя».

И.о.директора ЦЗПЧ «Кылым Шамы» Гульшайыр Абдирасулова отметила, что идея проведения подобного мониторинга возникла после того, как о судебных процессах по июньским массовым беспорядкам узнала общественность: в частности, об избиении подсудимых (дело Азимжана Аскарова и других), фактах давления на адвокатов подсудимых и давления на судей со стороны родственников потерпевших.

Мониторинг судебных процессов осуществлялся с 15 января по 15 марта 2011 года в городах Ош, Джалал-Абад, Бишкек, в Ошской и Джалал-Абадской областях. Было исследовано 76 судебных заседаний по 28 уголовным делам; общее количество подсудимых составляет 87 человек.

Из отчета: «Взятые государством обязательства по обеспечению правопорядка сопровождаются дискриминацией при осуществлении правосудия. Заявления подсудимых и адвокатов о фактах давления и избиениях не принимаются во внимание. Широко распространилась практика оказания давлений и угроз со стороны родственников потерпевших. Не обеспечивается правопорядок и безопасность в зале судебного заседания со стороны представителей правоохранительных органов. Место, время и само проведение процессуальных действий, а также то, как они освещаются в СМИ, вызывают подозрения в том, что представители прокуратуры, правоохранительных органов и судьи относятся предвзято к гражданам, принадлежащим к этническим меньшинствам.

Давление, которое оказывали родственники потерпевших, влияло на поведение судьи и на принятие решений. В судебном расследовании не было объективности, доказательства не были исследованы в рамках закона, все доводы, которые заявляли обвиняемые, не исследовались в полном объеме. Заявления о применении недозволенных методов следствия и дознания со стороны судебных органов были проигнорированы. Все процессы старались провести в ускоренном порядке.

Результаты мониторинга показали, что судебные процессы по уголовным делам по массовым беспорядкам на юге страны проходят субъективно. Отсутствуют равные возможности состязательности между адвокатом и следователем. Государство не может обеспечить гражданам равные права независимо от происхождения и национального признака. Государство не может обеспечить гражданам право на справедливое судебное разбирательство. Государство не признает проблему и пытается скрыть ее от общественности и международного сообщества».
Адвокат из Ошской области Таир Асанов рассказал, что при проведении мониторинга он столкнулся с двумя основными трудностями: «Во-первых, с нами не хотели делиться материалами дела, и у нас не было исходных документов, например, постановлений о привлечении в качестве обвиняемого, чтобы специалист мог вникнуть в суть обвинения. Вторая трудность заключалась в том, что участников процесса должны были заблаговременно извещать о суде, но эти нормы нарушаются, и все заседания проводились с опозданием или откладывались. Адвокаты рассказывали, что они могли узнать о процессе непосредственно в день его проведения. Это происходит потому, что судья на один и тот же день может назначить рассмотрение несколько уголовных дел, и проводить заседания, исходя из явившихся участников».

Адвокат отметил, что во всех уголовных делах обвинения построены на признательных показаниях, полученных путем применения пыток, но никак не на объективном изучении всех доказательств. «На заседаниях об этом заявляли адвокаты, но ни один судья по этой причине не приостановил заседание и не назначил проверку. Более того, судьи позволяли себе иронизировать по поводу ответов подсудимых», - заявил Асанов.

Затрагивая тему безопасности судебных процессов, Асанов рассказал, что были случаи, когда адвокаты задавали вопросы или выступали с ходатайствами, а родственники подсудимых перебивали его, угрожали физической расправой, и судья им потакал. Так, на каждое заседание приходило примерно сорок одних и тех же женщин, которые устраивали скандалы. «Когда я защищал Мирзахида Салиева в сентябре 2010 года, мы ушли на перерыв, во время которого его избили конвоиры, - рассказал Асанов. - Когда я вернулся и потребовал провести медицинскую экспертизу, на меня набросилась толпа этих женщин, хватала за одежду, волосы…»

Адвокат также отметил, что по одним и тем же статьям подсудимым разных национальностей давали разные сроки. Так, за призывы к неповиновению властям и организации массовых беспорядков Мырзу Мусабаева (киргиза) приговорили к 6 годам условно, а Рустама Джалилова (узбека) - к пяти годам лишения свободы.

«На судах элементарно не соблюдались минимальные стандарты судебного разбирательства, не применялось понятие презумпции невиновности. Почему не возбуждались уголовные дела по фактам применения пыток? Потому что у прокуратуры нет желания бороться с этим злом. Когда мы направляли обращения по пыткам, сразу шло давление на подсудимых: им говорили, что если они продолжат жаловаться, то посадят и их родственников», - добавил Асанов.

Представитель «Кылым Шамы» по Джала-Абадской области Абдуназар Маматисламов рассказал, что после произошедших событий правоохранительные органы начали работать на эмоциях, активно действовала сторона потерпевших, которая на подступах к СИЗО не давала адвокатам пройти к своим подзащитным. Маматисламов привел пример, когда по делу «Санпа» не был допрошен ни один из 20 свидетелей одного подсудимого.

Правозащитник предположил, что председательствующие слабо реагировали на заявления подсудимых, потому что серьезно беспокоились за свою безопасность.

Из 28 уголовных дел, которые изучались правозащитниками:

- в 18 делах подсудимые не признали свою вину;

- во время рассмотрения 16 дел подсудимые делали заявления о физическом и психологическом давлении во время следствия (например, 11 марта 2011 года в Карасууйском районном суде один из подсудимых заявил, что на следствии его били прикладом автомата, ножом порезали спину, затем снял с себя одежду и показал спину. На спине с левой стороны имелся рубец фиолетового цвета. Судья не отреагировал);

- в 13 делах подсудимые отказались от первоначальных показаний;

- отмечено 2 случая давления на адвокатов со стороны судей и прокуроров;

- в 8 делах отмечено давление на адвокатов и подсудимых со стороны потерпевших и их родственников.

Юрист «Кылым Шамы» Жибек Исмаилова рассказала, что они направляли обращения обо всех озвученных нарушениях в Верховный суд и Генпрокуратуру, на что им ответили: согласно полученным из судов данным, заседания проходят в строгом соответствии с нормами УПК КР.

Представитель Аппарата президента поинтересовалась у Абдирасуловой, почему в Отчете не указана национальная принадлежность подсудимых.

«Мы указали имена и фамилии всех подсудимых, специально не указав национальную принадлежность и не анализируя эти данные, - ответила Гульшайыр Абдирасулова - По списку все и так ясно, люди смогут сами сделать соответствующие выводы». (Судебные решения по делам, которые были охвачены мониторингом, с фамилиями осужденных и сроками лишения свободы (в том числе условными), можно прочитать здесь - ред.))

«Да, по списку видно, что подавляющее количество уголовных дел возбуждено в отношении представителей одной национальности - узбеков, но целью мониторинга была не национальная принадлежность подсудимых, а соблюдение прав человека», - добавил Маматисламов.

Адвокат Асанов добавил, что если в Бишкеке еще можно как-то касаться национальной принадлежности подсудимых, то в Оше совсем другая атмосфера, там эта тема вообще под запретом. Многие присутствующие подтвердили, что вопрос национальной принадлежности подсудимых и адвокатов, которые их защищают, на юге очень болезненный.

Модератор мероприятия правозащитница Динара Ошурахунова поинтересовалась у присутствующих, может ли государство обеспечить ведение судебных заседаний в соответствии с законом.

По официальным данным Генеральной прокуратуры Кыргызской Республики, по состоянию на 1 декабря 2010 года, следственно-оперативными группами возбуждено 5158 уголовных дел, окончено производством и направлено в суд для рассмотрения по существу 169 уголовных дел, по которым проходят 305 обвиняемых и 446 потерпевших лиц, по остальным уголовным делам проводиться следствие.

По состоянию на 18 января 2011 года по фактам убийства граждан возбуждено 394 уголовных дел. Из них, оконченные расследования и направленные в суд только 27 дел (по фактам убийства 40 граждан), а рассмотрены только 17. При этом приостановлено следствие по 350 делам с формулировкой «из-за не установления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемого».
Заместитель генпрокурора Бакыт Осмоналиев на это ответил следующее: «Если сегодня судья начнет принимать меры, то завтра его сомнут. Сколько бы мы ни говорили о соблюдении законности, я думаю, что подобные процессы до июньских событий проходили, как положено, сейчас все нарушения связаны именно с произошедшим конфликтом, и ничего поделать с этим мы не можем. Я думаю, нам надо как-то толерантно выйти из ситуации. Если судья будет гнуть свое, а потерпевшие свое, то мы никогда ни к чему не придем. Сегодня другие условия проведения судебных процессов (курсив наш - ред.)».

Видимо, по мнению представителя генпрокуратуры, для умиротворения общества нужно разрешить судьям идти на поводу у потерпевших. Д.Ошурахунова тоже не пропустила этих слов Б.Осмоналиева и возразила: «Тогда зачем вообще проводить суды, если мы не можем обеспечить их законность?! Давайте проводить народные суды. Мы ведь до сих пор не знаем, какой реальный процент невиновных засужен. А когда государство расписывается в своей слабости, что делать нам? Дальше имитировать процессы, показывая, какое у нас слабое государство?»

По итогам Круглого стола Динара Ошурахунова озвучила следующие рекомендации: «Во-первых, проведение судебной реформы. Во-вторых, ротация судей. В-третьих, обеспечение безопасности судебных процессов. Власти обращают большое внимание на суд по 7 апрелю, пытаются обеспечить безопасность его участников, поэтому хотелось бы, чтобы они и по югу сделали то же самое. Также необходимо искать финансовые средства на то, чтобы проводить суды в других местах, в более спокойной обстановке. Будучи в оппозиции, Отунбаева часто говорила, что без справедливости нет мира, - продолжила Д.Ошурахунова, - и мы хотим напомнить президенту, что если не будет справедливости, то не будет мира и на юге. Кроме того, мы хотим, чтобы НПО, СМИ, международные организации все эти вопросы адресовали не только президенту, но правительству и парламенту. Кроме того, необходимо выяснить, чего жаждут потерпевшие, мести или справедливости? Этот вопрос должен быть изучен: если они хотят справедливости, мы сможем с ними работать. Иначе нам не смогут помочь ни прокуратура, ни суд».

7 апреля 2011 года стало известно, что Верховный суд Кыргызстана вновь отложил рассмотрение дела правозащитника Азимжана Аскарова на неопределенный срок. Видимо, Верховному суду не хватило двух месяцев, чтобы рассмотреть жалобы адвокатов на нарушения, допущенные во время следствия и судебных разбирательств; кроме того, адвокаты представили в Верховный суд показания свидетелей, которые побоялись прийти в суды на юге. Но возможно, что дело Аскарова и других осужденных по Базар-Коргонскому делу (пятеро получили пожизненные сроки, два человека - по 20 лет лишения свободы) хотят просто «замотать».

И кто знает, может, судебная власть видит в этом «заматывании» тот самый «толерантный выход из ситуации», о котором говорил представитель генпрокуратуры на Круглом столе.

Екатерина Иващенко

Международное информационное агентство «Фергана»



  • © 1998—2019 ИА «Фергана»

    Письмо в редакцию

    Полная версия

    Создание © 2012 Алекс Шатловский