Узбекистан: Богослов против искусства

А.Волосевич (Ташкент)

В беспрецедентной истории преследования фотохудожника и документалиста Умиды Ахмедовой в 2010 году открываются новые эпизоды. Оказывается, в этой кампании поучаствовал и авторитетный богослов, бывший муфтий Узбекистана Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф, написавший статью «По поводу «Бремени девственности», которая была размещена на его сайте Islom.uz. В ней он бичевал Умиду, пригвождал к позорному столбу и, наконец, фактически зачислил ее в ряды врагов ислама.

Шейх Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф – известный богослов, бывший муфтий Узбекистана, родился в 1952 году в Андижане. Окончив среднюю школу, поступил в медресе «Мир-Араб» в Бухаре. Продолжил учебу в Ташкентском Высшем исламском институте имени имама Бухари, окончив его в 1975 году. После окончания института работал в журнале «Мусульмане советского востока». Затем поступил в университет «Даава Исламия» в Триполи (Ливия), который окончил в 1980 году. Вернувшись на родину, стал работать в отделе внешних связей Духовного управления мусульман Средней Азии и Казахстана (ДУМСАК), преподавал в Высшем исламском институте. В 1989 году общим собранием мусульман Средней Азии и Казахстана был избран председателем ДУМСАК и муфтием. После развала СССР в 1991 году его вотчина сократилась, он стал первым муфтием независимого Узбекистана. В 1993 году по политическим мотивам был вынужден эмигрировать, сначала в Саудовскую Аравию, затем в Ливию. В независимых СМИ сообщалось, что муфтию пришлось покинуть страну под давлением властей, устроивших против него провокацию, обвинив в продаже подаренных Саудовской Аравией Коранов, более того, в его дом была подброшена взрывчатка. В 1999 году шейх Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф получил официальное приглашение вернуться в Узбекистан. По предположению журналистов, власти пошли на этот шаг, поскольку поняли, что лучше поддерживать богословов, проповедующих умеренный ислам, видя, как быстро в стране распространяются идеи религиозного экстремизма. После своего возвращения шейх занимается активной религиозной и научно-публицистической деятельностью. Ряд его трудов переведен на русский язык.

Широко известно об этом стало лишь недавно, когда в конце октября эта статья, написанная в форме ответа на вопрос читателя, была перепечатана сайтом Sahwii.com, принадлежащем известному имаму из Каракалпакии Мухаммадсолиху Абутову (подробнее о его судьбе – в статье «Гулаг имени И.Каримова. Воспоминания узбекского зэка»), отсидевшему в лагерях и тюрьмах Узбекистана почти восемь лет, а ныне проживающему в Швеции. Там она была замечена и прочитана журналистами радио «Озодлик», организовавшими по этому поводу дискуссию в формате «круглого стола». Впоследствии материал с абутовского сайта был снят.

Сама статья бывшего муфтия не снабжена датой, однако, судя по тому, что в ней приводится вопрос человека, говорящего, что он недавно видел обсуждение фильма «Бремя девственности» по узбекскому ТВ, очевидно, что она была написана в прошлом, 2010-м году, когда Умиду судили за ее фотографии и фильмы, якобы клевещущие на узбекский народ и оскорбляющие его. Таким образом, Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф тогда же присоединился к ее гонителям.

Фото Умиды Ахмедовой
Фото Умиды Ахмедовой из альбома «Женщины и мужчины: от рассвета до заката» - в Галерее.Ферганы.Ру

В статье, полный текст которой можно прочесть на русском языке здесь, в частности, говорится следующее.

От имени некоего анонимного посетителя сайта Islom.uz, будто бы «недавно ставшего свидетелем обсуждения фильма журналистки Умиды Ахмедовой и ее супруга Олега Карпова «Бремя девственности», которое демонстрировалось по узбекскому телевидению», задается вопрос: «Какая цель преследуется такими действиями, разве они не оскорбляют наши религиозные и национальные ценности?». (Напомним, что 2-го февраля 2010 года, за неделю до суда над Умидой, на телеканале «Ёшлар» была показана передача, участники которой обсуждали фильм «Бремя девственности», естественно, дружно осуждая его. Как они позже признали, им показали не весь фильм, а специально подобранные отрывки – прим. ред.).

И шейх Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф даёт развернутый ответ.

«То, что враги ислама всячески нападают на религию и мусульман, в настоящее время ни для кого не секрет. Также всем известны кровавые войны, применение силы, всяческие блокады. В частности используются такие лозунги как «права человека», «искусство», «свобода личности». Ярким примером тому могут быть разного рода карикатуры на нашего любимого Пророка Мухаммеда, алайхиссалом. Рисовавшие и распространявшие такие рисунки считаются защитниками прав человека, представителями свободы личности и слова. А целая нация, выступающая против них, считается невежественной, не знающей, что такое свобода личности и слова, безграмотной, пребывающей в средневековье».

«Один из коварных способов осуществляемой деятельности против ислама и мусульман по очернению нашей религии и ее учения - это находить среди противников ислама личностей и действовать через них, - продолжает шейх. - Достойный кандидат найдется. Он с помощью достойных «спонсоров» сделает определенную «работу». Мусульмане поднимутся против него. «Спонсоры» будут защищать своих кандидатов. Превратят его в героя. Все его противники будут обвиняться в безграмотности, невежестве, в отсталости от времени и других грехах.

Салман Рушди – британский писатель индийского происхождения, 1947 г.р. Его роман «Сатанинские стихи» (1988) вызвал яростные протесты мусульман. Иранский аятолла Хомейни публично проклял Рушди в своей фетве и приговорил его, а также всех причастных к изданию книги, к смертной казни, призвав мусульман всего мира исполнить приговор. Этот эпизод привёл к разрыву дипломатических отношений между Великобританией и Ираном. Долгие годы лет писатель скрывался, появляясь на публике лишь эпизодически. Следующий его роман, «Дети полуночи», считается лучшим произведением Рушди. В 1993 году эта книга получила приз «Букер Букеров» как лучший роман из всех получивших Букеровскую премию за 25 лет, а в 2008 признана лучшей за 40 лет существования премии. Потом были написаны романы «Стыд» (1983), «Гарун и Море историй» (1990), «Прощальный вздох мавра (1995), «Земля под ее ногами» (1999), «Ярость» (2000), «Клоун Шалимар» (2005), «Флорентийская чародейка» (2008), «Лука и огонь жизни (2010).

Этому достаточно примеров. Возьмем Салмана Рушди. Он написал книгу, в которой оклеветал Коран, Пророка, алайхиссалом, его благоверную. Мусульмане воспротивились ему. «Спонсоры» Салмана объявили его героем. Клевету оценили как «художественное произведение» и наградили различными наградами. Они до сих пор защищают его. Но этот «выдающийся писатель» больше не пишет произведения...

Можно было бы побиться об заклад, что далее бывший муфтий заведет речь об однополом браке – главным козыре в обличении Запада вообще и его ценностей в частности. Так и произошло.

«Одной из таких «ценностей» является «однополый брак», - пишет Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф. - Что это за «брак» - знают все. Мусульмане и все честные люди, считающие постыдным и осуждаемым всеми религиями со времен сотворения человечества такой «брак», связывают это с такими благодеяниями как права человека, прогресс и свобода. Все противники этого обвиняются в попрании прав человека, безграмотности, невежестве, в отсталости от времени и других грехах».

«Еще одним из больших позоров по делу «бремени девственности» стало то, что в прошлом году интриганы, которым девственные ценности мусульманок не дают покоя, сделали попытки выпустить на рынки арабских государств «искусственные девственные плевы». Согласно их планам, девушки, не задумываясь о «девственном бремени», могут спокойно прелюбодействовать. В день свадьбы на рынке можно купить недорогую «искусственную девственную плеву» и жениха легко обмануть, - продолжает шейх.

«Как всегда, мусульмане и тут оказали жесткое сопротивление такому распутству. Верхушка мусульманского духовенства разъяснила людям опасность данного вопроса. Азхари Шариф и другие религиозные учреждения издали фетву и заявления. Таким образом, провалилась еще одна смута интриганов».

«Теперь вот вопрос о «бремени девственности» дошел и до нас, - констатирует Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф. - Теперь через искусство кино. Для этого «шедевра искусства» на Западе нашлись спонсоры. Да, это всем известная Швейцария. Швейцария, еще вчера запрещавшая башенки мечетей, подвергшаяся критике не только мусульман, но и западных стран, ненавидящая символы ислама. Просмотрев этот фильм, состоящий из двух частей, несложно понять, для чего он создан. Очевидно, что целью авторов фильма является высмеивание обрядов, семейного уклада и веры узбекского народа, являющегося представителем мусульманских стран. Не ошибемся, если назовем участие в фильме имама мошенничеством авторов».

Дальнейшая часть статьи написана совершенно в духе знаменитого «экспертного заключения»:

«То, что авторы фильма при его создании преследовали только одну цель – высмеять обычаи, семейный уклад и веру узбекского народа, не вызывает сомнений. Выбор лиц и пейзажей для съемки тоже сделан не с добрыми намерениями. Многие лица, видимо, даже и не подозревали, что их снимают. Дело дошло до того, что даже процесс переодевания невесты снимали скрытно. Ни одна узбекская женщина не пойдет на такое осознанно. Автор спрашивает у невесты: «Вы выходите замуж по любви?». Невеста: «Да». Автор спрашивает вновь: «Скажите честно, когда вы встречались?». Этим автор стремится показать, что узбеки женятся, ни разу не видя друг друга до этого. В фильме некая женщина сетует на то, что даже тело, волосы, брови узбекской женщине не принадлежат ей.

Авторы фильма для того чтоб достичь своих целей специально подбирали людей невежественных, малограмотных. Например, некий бородатый человек в чапане говорит: «Девочек, родившихся в пятницу, называют именами Ойша, Фотима и Одина, потому что когда лишают девушек, родившихся в пятницу, девственности, крови не бывает». И это тоже выдуманная ложь для того чтобы очернить наш народ.

В кадре, где две женщины беседуют за хонтахтой (низким столиком – прим. ред.), тоже очевидно просматривается злой умысел авторов: одна из них, которая особо не придает значения этим словам, говорит редко, а другая, которая высказывается согласно целям авторов, наоборот, говорит много. Ожидание многочисленными женщинами результатов первой брачной ночи и другие вещи, которые должны оставаться конфиденциальными, являются основным мотивом фильма, демонстрируемого на нескольких языках для зарубежных стран.

В фильме задается вопрос типа: «Ну и что из того, что она не девственница?». «Неужели один этот эпизод должен всё разрушить», - говорится в нем. Конечно, это всё противоречит обычаям, чести, религии узбекского народа. Эта попытка унизить женское целомудрие, оберегаемое нашим народом тысячелетиями. Поэтому добрачные связи наших девушек - явление сравнительно редкое. Также нужно отметить, согласно нравоучениям нашей веры, нашим национальным обрядам, в подробности интимных отношений после брачной ночи жениха и невесты посвящаются немногие. И это своего рода нормы поведения и национальной этики, свойственные нам. С этой точки зрения, сам факт снятия фильма о таких интимных вещах, всенародное его демонстрирование требуют серьезного обсуждения, тактичности и стыда. Когда речь идет непосредственно о сюжете фильма, можно сказать что это попытка толкования вопроса целомудрия - одной из древних религиозных и национальных ценностей нашего народа - как пережитка прошлого.

Также в этом фильме сильно критикуются некоторые моменты, связанные с узбекскими свадебными обрядами. В частности, ожидание свахами выхода из чимилдика (место уединения жениха и невесты – прим. ред.) жениха и демонстрация собравшимся простыни, свидетельствующей о девственности невесты, расценивается как элемент дикости. На самом деле это показывает, что отношения жениха и невесты основаны на взаимном доверии».

«Вторая часть фильма начинается с интервью женщины-«специалиста», имя которой не указывается, в этом интервью то, что наши девушки и женщины без разрешения родителей и мужа не принимают решения, расценивается как попрание прав человека. Кроме того, та же безымянная женщина, обвиняя гинекологов нашего края в безграмотности, пытается унизить их достоинство (имеется в виду кандидат наук, рекомендующий осуществлять проверку девственности с помощью куриных или голубиных яиц – прим. ред.). Кадры сняты специально в старых неприглядных местах. И это тоже на самом деле попытка показать узбекский народ нищим и некультурным. В фильме не отражена реальность. Сильно преувеличены брачный обряд, послебрачные события, многие сюжеты не имеет под собой жизненной основы. Это дает возможность сделать вывод, что фильм сделан по заказу».

Далее служитель культа опускается до неприкрытого оскорбления: «Не знающие, где лишились своей девственности, могли и не говорить о ней». До такого не скатывалась даже пресловутая «экспертная комиссия».

Окончательный вердикт таков: «Стоящие за этим силы …уничтожая священные ценности Исламской веры и национальной культуры, обычаи и традиции узбекского народа, формировавшиеся веками, под маской защиты прав человека призывают его к распутству и проституции».

Напомним, что в действительности в фильме «Бремя девственности» рассказывается о случаях, когда в первую брачную ночь на простыне не оказывалось положенного количества крови, и о том, что после этого происходило с невестой. Врачи, специалисты в области медицины подтверждали, что, действительно, случаются повреждения девственной плевы, например, при занятиях спортом. Или, что бывает так, что крови просто не было. Или была, но мало.

Пожилая женщина привела историю своей дочери: мать жениха сочла, что крови было недостаточно, и утром вернула невесту. Та хотела покончить с собой, ее стерегли. В итоге жизнь у обоих – и у нее, и у жениха - не сложилась. Другая рассказала, что в брачную ночь в доме собирается до 20 женщин, ожидающих, когда им вынесут простыню с результатом проверки на девственность. Жениха торопят, он нервничает, у него тоже не всегда всё получается. И разные люди высказывают свое отношение к обычаю демонстрации окровавленной простыни.

То есть, в фильме затрагивается серьезная, реально существующая проблема. Одна из женщин задается вопросом: есть ли другие, надежные, но щадящие методы определения девственности? Оказывается, есть. И она зачитывает цитату из книги о сексуальном воспитании молодежи, написанную доктором наук Уктамом Мухаммад Муродом об установлении девственности с помощью яйца – куриного или голубиного, засовываемого в «одно место». При этом сама Умида Ахмедова не произносит ни одной фразы, давая возможность высказаться персонажам своего фильма.

Внимательно ли смотрел его шейх Мухаммад Содик Мухаммад Юсуф? Судя по «разбору» эпизодов и персонажей, да. Но в таком случае он намеренно искажает смысл фильма, вводя своих читателей в заблуждение фразами о подрыве основ исламской веры. Всё, что им написано, лишь поддерживает позицию властей, когда Умиду обвиняли в несуществующем в УК Узбекистана преступлении (объектом клеветы и оскорбления может быть лишь конкретный человек). Бывший муфтий не только полностью солидаризировался с узбекскими властями, незаконно преследовавшими документалиста, но пошел еще дальше, фактически приравняв Умиду Ахмедову к Салману Рушди и Таслиме Насрин, разве что фетвы о казни не вынес.

Можно предположить, что же именно не понравилось шейху. То, что люди самостоятельно, без чьего-либо позволения, обсуждают проблему. Ссылаясь на обычаи, основы ислама и т.д., он отказывает им в этом праве. Высказывать свое мнение в его глазах – грех. Думать, очевидно, тоже.

Именно эта мысль красной нитью проводится в его ответе.

Алексей Волосевич



  • © 1998—2017 ИА «Фергана»

    Письмо в редакцию

    Полная версия

    Создание © 2012 Алекс Шатловский