Маленькие иностранцы в России: «Чужие» дети или «наши» люди?

Нигора Бухари-заде

На фото – участники акции, запущенной в сети Комитетом «Гражданское содействие» - «Все дети имеют право учиться!»

Заволжский районный суд Твери на днях вынес решение, дающее надежду многим семьям мигрантов, чьи дети не были приняты в школу или были исключены из нее из-за отсутствия у их родителей регистрации. Гражданин Узбекистана Нурбек Курбанов выиграл процесс против управления образования Твери и руководства школы, отчислившего в середине учебного года двоих его сыновей – учащихся 8 и 10 классов. Они были исключены только лишь на основании завершения действия разрешения на временное проживание (РВП) в России и, соответственно, срока регистрации. Суд удовлетворил иск Курбанова: признал недействительным приказ об отчислении из школы его детей и постановил восстановить их.

Школа как новый орган миграционного контроля

Комитет «Гражданское содействие» пошел дальше: подал жалобу в Верховный суд России на приказ министерства образования и науки, ограничивающий право на образование детей, у которых нет постоянной или длительной временной регистрации на территории России. Именно на этот приказ за номером 32 от 22 января 2014 года ссылаются директора школ при отказе в приеме иностранных детей. Согласно ему, в перечень документов, предоставляемых в школу для зачисления, должна входить справка, подтверждающая наличие у ребенка регистрации. Как отмечает координатор проектов Комитета «Гражданское содействие» Анастасия Денисова, попытки увязать право на образование детей с регистрацией предпринимаются уже не впервые.

- История началась не с 2014 года, а гораздо раньше. Еще в 2001 году наша организация выигрывала суд у правительства Москвы по аналогичному вопросу. Мы распечатывали то судебное решение, давали его директорам на руки, чтобы они не боялись и принимали в школу детей вне зависимости от наличия или отсутствия у них регистрации. Но в 2011 году вышел новый приказ Минобрнауки. После разъяснений юристов замминистра образования Игорь Реморенко подписал разъяснительное письмо, в котором было четко сказано, что регистрация не должна быть препятствием для поступления ребенка в школу. Оно было загружено в базу «КонсультантПлюс», разослано по всем школам, и мы выдавали его всем иностранным гражданам, столкнувшимся с этой проблемой. И вот опять новый виток. За последний год к нам поступило более 30 обращений от родителей-мигрантов в связи с отказом школ принимать их детей. На все наши запросы в управления образования нам говорят, что в соответствии с приказом №32 ребенку при поступлении в школу нужна регистрация как минимум по месту пребывания. На основе этого приказа сформирован порядок приема, который забит в электронную систему оказания государственных услуг на портале Москвы. А там регистрация – обязательный компонент, и иного способа подать заявку в школу не предусмотрено, - говорит Денисова.

По словам Анастасии Денисовой, школы при отказе не принимают во внимание ни семейные обстоятельства, ни положение родителей, как в случае с Курбановым. Сам отец имеет вид на жительство (ВнЖ) в России. Но матери и детям было отказано в получении ВнЖ, поскольку женщина не работает. Таким образом, ей и детям нужно было вновь собирать документы на РВП, а для этого всему семейству, за исключением отца, необходимо было выехать из России. Весь этот процесс требовал немалых денег и времени. Школа ждать не стала даже несмотря на то, что дети учились в ней уже шесть лет, причем учились довольно успешно…

Директора этой тверской школы отчасти понять можно: УФМС по Тверской области в письменном виде разъяснило ей об административной ответственности, предусмотренной частью 3 статьи 18.9 Кодекса об административных правонарушениях РФ за «оказание иных услуг иностранному гражданину или лицу без гражданства, находящимся в Российской Федерации с нарушением установленного порядка или правил транзитного проезда через ее территорию». Эта статья предусматривает штраф до 300 тысяч рублей. Правозащитникам непонятно другое: почему на образовательные учреждения возложены миграционные функции – выявлять иностранных граждан и проверять легальность статуса их пребывания в России.

Без регистрации вход воспрещен

- Детям иностранных граждан директора московских школ предъявляют требования предоставить регистрацию на год или на более длительный срок. А в случае отсутствия такой регистрации угрожают отчислением. Аргументируется это тем, что Москва может позволить себе обучать только тех детей, которые зарегистрированы в Москве, а Московская область, соответственно, тех, кто зарегистрирован в области, - говорит член Общественного совета при ФМС России, инициатор движения «Страна без расизма», юрист Бахром Исмаилов.

Наверняка учителя не разбираются в тонкостях миграционного законодательства и не знают, как непросто мигранту сделать регистрацию на год вперед. Поскольку до 18-летнего возраста ребенок не является субъектом административного права, а считается лицом, следующим за родителями, то основанием его пребывания в России является родительская регистрация. Значит, родитель должен сам иметь годовую регистрацию. А для того чтобы одному из родителей ее получить, нужно единовременно проплатить стоимость патента за год, а это ни много ни мало – 48 тысяч рублей в Москве. И других вариантов нет. Может ли приехавший на заработки человек единовременно выложить такую сумму – вопрос риторический. А вот угодить в число нелегальных мигрантов легко даже самому законопослушному иностранцу. Ведь даже за малейшее административное нарушение можно попасть в список невъездных в Россию.

За прошедший учебный год жалобы на отказ в приеме детей из мигрантских семей в школу поступали и продолжают поступать во многие правозащитные организации. Если два-три случая – это недоразумение, то десятки – уже тревожная тенденция. В соответствии с принятым в 1992 году законом «Об образовании в Российской Федерации», учреждения начального, среднего и профессионального образования должны обеспечивать прием детей школьного возраста независимо от их национальности и гражданства. Отсутствие в школе свободных мест – единственная причина, по которой может быть отказано в приеме документов. Других причин нет и быть не должно.

- Зачастую администрации школ не принимают документы у детей мигрантов, ссылаясь на отсутствие свободных мест. Но после разговора нашего юриста с директором школы большинство таких ситуаций удается уладить, и выясняется, что места все-таки есть. Многое зависит от воли самого директора, - говорит юрист Интеграционного центра «Миграция и закон» Хосият Имомназарова.

Правозащитники надеются, что Верховный суд удовлетворит их жалобу, так как приказ Минобрнауки нарушает Конвенцию о правах ребенка, Конституцию России и федеральный закон об образовании. Причем это касается не только иностранцев. Российские дети также ограничены в выборе учебного заведения и при поступлении в школу не по месту постоянного проживания не застрахованы от отказа по этой причине.

- Регистрация стала препятствием для поступления ребенка в школу. Реализация конституционного права на образование не должна быть обусловлена наличием или отсутствием регистрации. Мы подписали Конвенции, у нас есть Конституция, и ведомственные нормативные акты не должны им противоречить. Но каждый раз приходится доказывать это и решать вопрос через суд. Ведь любое ограничение в образовании детей идет вразрез с интересами государства – ни обществу, ни родителям не выгодно, чтобы дети сидели дома без обучения. И учителя от этого страдают, потому что большинство из них понимают, что ребенок должен ходить в школу, но над ними довлеет этот пресловутый приказ, - отмечает Анастасия Денисова.



 

Привить российские ценности

Об интересах России в вопросе обучения детей мигрантов говорили и на прошедшем 25 июня в Москве заседании Общественно-консультативного совета при столичном УФМС. Была озвучена позиция мэра Сергея Собянина: все дети в Москве должны учиться. И эта необходимость продиктована как правовыми и гуманистическими соображениями, так и вполне рациональными интересами российского государства.

- Проведенное нами в 2011 году исследование показало, что 45 процентов бездомных и беспризорных детей в Москве являются детьми мигрантов из стран СНГ. И это самый высокий показатель среди всех регионов России. Поэтому крайне важно, чтобы все дети были охвачены школьным образованием, - отметил замдиректора Центра социологических исследований министерства образования и науки России Александр Арефьев.

Еще более стратегически важный аргумент привела зампредседателя Комиссии по делам национальностей и миграционной политике Общественной палаты города Москвы Мария Котовская:

- Очень часто к нам приходят москвичи, которые говорят: у нас кризис, а мы тратим такие большие деньги на обучение детей мигрантов, зачем вкладывать в них ресурсы, если они все равно уедут. Но когда мы вкладываем в образование детей, когда они учат русский язык и становятся активными потребителями российской культуры, даже если они вернутся на родину – они уже будут проводниками нашей культуры, нашей страны. Мне кажется, это архиважная задача. Поэтому мы должны всячески способствовать качественному образованию детей мигрантов. И именно семейная миграция – наиболее благополучный и спокойный вид миграции. А чтобы у нас было комфортно и мигрантам, и жителям Москвы, начинать нужно с того, чтобы еще с детского сада объяснять детям, как интересно изучать культуру другого народа. И здесь задача государственных структур и общественных организаций – всемерно способствовать установлению гармоничных межнациональных отношений, - сказала Котовская.

Ее поддержал и депутат Госдумы России Илья Костунов, который отметил, что система образования России должна способствовать тому, чтобы приезжие дети становились «нашими»:

- Дети, проучившиеся в российской школе пусть даже полгода-год, на этот год стали нашими людьми с российским культурным кодом. И система образования, тем более в Москве, должна быть направлена на то, чтобы за этот год детям были привиты какие-то ценности российского народа.

Как заметил Костунов, не стоит даже намекать на то, что через детей мигрантов государство пытается принудить их родителей выполнять миграционные требования, и пообещал разобраться в том, что творится в этом вопросе в системе образования:

- Созданное недавно Федеральное Агентство по делам национальностей занимается проблемами межнационального общения и профилактикой разных форм дискриминации. Я выйду на сотрудников этого агентства, чтобы они обратили внимание на школы, - добавил депутат.

Мифы и просчеты

По данным департамента образования Москвы, в завершившемся учебном году в школах столицы обучалось 25.357 иностранных ребят, подавляющее большинство которых – дети трудовых мигрантов, беженцев и переселенцев из постсоветских стран. Возможно, их реальное количество, по словам Александра Арефьева, на треть больше. Но за последнее десятилетие эти цифры если и менялись, то незначительно, и официальная численность иностранных детей в школах Москвы с 2006 года держится на уровне 25 тысяч человек. От общего числа московских школьников иностранцы составляют всего около трех процентов (по данным за 2012 год, в школах Москвы обучались 825 тысяч детей). Хотя еще совсем недавно с легкой подачи масс-медиа был создан миф о том, что во многих московских школах больше половины учащихся составляют дети из малообеспеченных мигрантских семей. Статистика и исследования показали, что эти сообщения не соответствуют действительности. Но последствия этих мифов общество будет пожинать еще долго в виде родительских предубеждений и негативного восприятия москвичами одноклассников с нерусскими фамилиями.

- Исследования среди молодежи показали, что в Москве проблема противостояния между молодежью разных национальностей стоит довольно остро. Если говорить о том, насколько лояльны москвичи к тому, что в их классе учатся дети мигрантов, то с проблемой неадекватного отношения родителей и, к сожалению, некоторых учителей к детям мигрантов мы сталкиваемся только тогда, когда это дети из малообеспеченных мигрантских семей. И дети москвичей перенимают это отношение своих родителей к их иностранным одноклассникам. Другая проблема – поступление детей мигрантов в гимназии и лицеи, то есть те школы, которые считаются элитными. Я сама присутствовала на нескольких родительских собраниях, когда родители начинали возмущаться, что в класс приняты дети мигрантов. На самом деле дети из очень многих семей мигрантов, которые много лет живут в Москве, учатся не только не хуже, а очень часто лучше, потому что родители нанимают им репетиторов, да и сами дети более мотивированы. Наше общество должно избавляться от таких стереотипов, - говорит Мария Котовская.

Так и с требованием о регистрации. Антиконституционный приказ можно отменить. Но в умах некоторой части учителей и родителей еще долго будет бытовать установка о том, что штамп о регистрации дает одним детям больше прав на обучение в той или иной школе, чем другим. Что касается трудовых мигрантов, то, как показывают исследования, большинство из приезжающих на заработки в Россию с семьями нацелены на интеграцию в российское общество и последующее приобретение гражданства. И если сегодня для родителей экзамен по русскому языку и российской истории может представлять некоторую трудность, то завтра для их детей, получивших образование в местной школе, русская культура станет органичной частью ментальности. И с этой точки зрения директивы, выставляющие приезжих детей за борт российской образовательной системы, выглядят досадным просчетом.

Нигора Бухари-заде

Международное информационное агентство «Фергана»

© 1998—2017 ИА «Фергана»

Письмо в редакцию

Полная версия

Создание © 2012 Алекс Шатловский