Листая старые страницы. Русский Туркестан Гюго Краффта. Часть III

Фергана

Третья часть материала по книге французского путешественника и фотографа Гюго Краффта «A travers le Turkestan russe» («Через Русский Туркестан») посвящена, главным образом, типажам людей, которые автор наблюдал в Туркестане, пытаясь выделить общие черты и различия во внешности и характерах.

Первая часть, вторая часть.

Предисловие переводчика. Для передачи духа эпохи, в которую была написана книга Гюго Краффта (1902), при переводе этой главы я сохранила этнонимы народов Туркестана того времени, в частности: сарты, кара-киргизы, киргиз-кайсаки, гальча, таранчи… Французские термины «l’Asie Centrale» и «centrasiatique» я перевела, как это было принято в русской литературе той эпохи: «Средняя Азия, среднеазиатский». Впрочем, так говорили еще лет двадцать назад.

ТИПАЖИ И КОСТЮМЫ, часть 1

Краткое изложение Краффтом этногенеза народов Туркестана

«Поля и кладбища Туркестана содержат столько человеческих останков, что, несомненно, тут можно найти следы многих народов мира, которые чередой проходили по этой стране, повидавшей на своем веку столько волн миграций и захватнических войн», - пишет Краффт.

Иранские племена различного происхождения, татары Юэчжи, белые хунны или эфталиты, арабы, монголы и тюрки различного происхождения испокон веков покоятся здесь в таинственных глубинах, в почве, пропитанной кровью, проливавшейся во время непрерывных войн.

Миролюбивые жители нынешнего Туркестана имеют в качестве субстрата как минимум две расы, которые постоянно сталкивались и оставались навечно в сердце Средней Азии: это древние автохтонные иранские племена и тюркские, пришедшие сюда со всего азиатского континента. Первое нашествие тюркских племен датируется VI веком. А иранские, населявшие эту землю с доисторических времен, создали тут ряд цивилизаций, просуществовавших в порядке очередности до арабского нашествия.

И после походов Александра Македонского, и на протяжении всей Греко-Бактрийской империи, и при господстве Юэчжи и эфталитов арийские племена всегда восстанавливали свое господство в регионе, в Бактриане и Согдиане.


Узбек из Андижана, квартальный староста (аксакал); таджик из Коканда, мулла; еврейский мальчик из Ташкента в шапке, окантованной мехом. Фото из книги Гюго Краффта

Из всех нашествий, которые каждый раз встряхивали Среднюю Азию, самым значительным было нашествие арабов, результатом которого стало окончательное установление ислама в Средней Азии. Придя на смену зороастризма и христианства несторианского толка, магометанская религия становится базисом местной цивилизации, настолько крепким, что, несмотря на многократные нашествия, не только магометанское учение, но и цивилизация, которая была им создана, не исчезали. Напротив, новые завоеватели вместо того, чтобы разрушить, принимали их сами.

Так, тюрки-кочевники, взяв в XVI веке власть над этими богатыми областями, в которых издавна жили иранские племена, перешли на оседлый образ жизни, стали заниматься сельским хозяйством и даже поселились в городах. Тюрки-узбеки, как и все предшествующие завоеватели, подверглись моральному влиянию древней автохтонной расы.

Тюркские и арийские народы Туркестана

В настоящее время тюрки составляют большую часть населения Туркестана. Они делятся на четыре основные группы: киргизы, туркоманы, кипчаки и узбеки.

Чрезвычайно многочисленные киргизы, в свою очередь, подразделяются на кайсаков, или степных киргизов, и на кара-киргизов, или горных киргизов. Кочевники и животноводы, они занимают северо-запад Транскаспийской области, провинции Сырдарьи и Семиречья, а также горные районы Ферганы.

Туркоманы (или туркмены), которые доминируют в Транскаспии, как и киргизы, занимаются исключительно разведением животных и лошадей.

Кипчаки проживают частично в Фергане, вместе с узбеками. А узбеки занимают большую часть Самаркандской провинции и часть Сырдарьинской. Практически все узбеки оседлые.

После завоевания Средней Азии тюрками-узбеками ханами стали выходцы из узбекских семей. Даже семья нынешнего бухарского эмира имеет такие же корни.


Узбек-крестьянин из Ташкента; кокандский узбек в шелковом халате; еще один квартальный староста из Андижана, узбек. Фото из книги Гюго Краффта

Что касается фракции населения, которая сохранила элементы чисто иранских племен, то это таджики. Они проживают, в основном, в Самаркандской провинции, и населяют большую часть Бухарии. Другая арийская ветвь, гальча (горные таджики), закрепилась на Памире.

Пришлое население Туркестана

Кроме этих основных народностей следует упомянуть таранчи (уйгуры), проживающих в оазисах Семиречья; дунган (китайские мусульмане), обосновавшихся в этой провинции сравнительно недавно; каракалпаков, которых встречаешь в Ферганской провинции и на берегах Амударьи; а также потомков первых завоевателей-арабов, проживающих в разных областях.

Наконец, в больших городах живут евреи, армяне, персы, индусы, афганцы, цыгане и казанские татары. Хорошо зная русские законы и предписания Корана и будучи суннитами, как и все среднеазиатские мусульмане, татары хорошо вписались в среднеазиатскую среду. Они активны и предприимчивы, и благодаря своим многочисленным навыкам они быстро богатеют. Они также зачастую служат переводчиками в русских государственных органах.

Подробно о сартах, их характере и мировосприятии

В этой главе подробно описывается оседлое население городов и деревень, а следовательно - таджики и узбеки, которых обозначают словом «сарт».

Некоторые авторы утверждают, что сарты являются отдельным и гомогенным народом, который образовался в результате сплава тюркских и иранских элементов. Но очень трудно проверить, в какую эпоху появился термин «сарт», и, несомненно, его нужно рассматривать как простое наименование, потому что горожанин или селянин, который называется сартом, заявляет о наличии у себя то таджикских корней, то узбекских.


Узбек с ребенком на руках, Ходжент; бухарский таджик в зимнем халате; узбек из Маргилана. Фото из книги Гюго Краффта

Скорее всего, слово «сарт» не может обозначать отдельный народ, и оно применяется ко всем обитателям Туркестана, имеющим иранские (таджики) или тюркские корни (узбеки). Оно является продуктом тюрко-иранских скрещиваний и означает людей, ведущих оседлый образ жизни с определенным местом жительства.

Сарты-таджики проживают, в основном, в городах, а узбеки составляют большинство сельского оседлого населения. Сартами также считаются и таранчи (уйгуры).

Интересно отметить, что у населения Туркестана нет аристократии в первом значении этого слова. Даже поместья, которыми владеют самые богатые сарты, не дают никакого дворянского титула. Существующие титулы дают своим носителям только моральное преимущество в виде уважения своих собратьев по вере. Таковыми являются хаджи (паломники, вернувшиеся из Мекки), ходжа (высокообразованные люди), ишан (религиозный советник или священник) и так далее.

Так как в основе общественной и личной жизни лежит исламская религия, гражданским законом тут выступает шариат или комментарии к Корану. Иногда бывает тяжело сопрячь их с требованиями законов Российской Империи. Последними регулирует свою жизнь пришлое население: евреи, татары, армяне, персы и прочие.

Языки оседлых туземцев тоже делятся на две основные фракции: фарси, на котором говорят таджики, и тюркско-чагатайский язык, используемый узбеками.

Там, где таджики и узбеки проживают компактными группами, они говорят на своих языках. Но там, где они проживают смешанно, например, в городах, таджики и узбеки с легкостью жонглируют обоими языками, так как владеют ими одинаково хорошо с самого детства. Для письма сарты пользуются арабским алфавитом.


Узбек из Самарканда в драповом халате; узбек в драповом чапане поверх шелкового халата; узбекские юноши в шелковых халатах, Самарканд. Фото из книги Гюго Краффта

Физический типаж сартов также представляет собой сложную смесь для определения, учитывая многовековую оседлость и перекрещивание рас, в частности, из-за полигамии. Следовательно, стоит верить на слово тому, что сарты сами рассказывают о своем происхождении. Еще труднее определить тип человека в больших городах, где смешалось так много рас: как в Бухарии, так и в восточной части Туркестана.

Говоря в общем, таджики отличаются более тонкими чертами лица, свойственными иранскому типу. А узбекам более свойственен тюркско-монгольский тип: миндалевидные глаза и выступающие скулы.

Таджики, автохтонные жители страны с древней цивилизацией, более сдержанны и менее импульсивны по сравнению с узбеками, которые менее фанатичны в отношении религии, имеют более спонтанный характер и веселы по натуре.

В любом случае, сарты, как бы они себя не называли – узбеками или таджиками, – умны. Они любят природу, детей, цветы и животных, обожают длинные беседы и созерцание. Они более гостеприимны, чем большинство мусульман других стран.

У сартов сильно развита склонность к коммерции, но они тратят деньги так же легко, как и зарабатывают. Они любят удовольствия. Малейший повод, а тем более повод поважнее, становится для них предлогом для тамаша (развлечение, зрелище) и расточительности.

Образование и воспитание у сартов

Что бы ни говорили об их достоинствах или недостатках, сарты приятны в общении, очень вежливы, особенно с теми, кого они уважают.

С младых ногтей дети постигают манеры приятного обращения, сначала в родительском доме, а потом в мактабах (начальной школе).

Если родители хотят дать детям боле существенное образование, они отправляют их в медресе, где мударрисы (учителя) преподают арабскую грамматику, арифметику, риторику, логику, метафизику, теологию и право, в зависимости от направления учреждения. Шогирд (ученик) или мулла-бача (студент) готовится тут к чину либо муфтия (помощник судьи), либо кази (судья).


Узбекский юноша из Коканда; узбекский мальчик возвращается из школы, Маргилан; юный коммерсант, узбек, из Ташкента. Фото из книги Гюго Краффта

После окончания медресе студент получает звание «мирза», что означает просто «грамотный». Это первый этап в продвижении к вышеприведенным званиям, которые можно получить только после окончания медресе в Бухаре.

Некоторые туземцы начали задумываться о более современном образовании для своих детей и отдают их в новые русско-туземные или просто русские школы. Но таких еще мало.

Надо сказать, что ни в одной мусульманской стране правила вежливости и их формулировки, даже простые приветствия, не являются такими сложными, как в Туркестане. Когда встречаются два человека, они, положив правую руку на сердце, с улыбкой на устах начинают длинный цветистый диалог, без которого человек почувствует себя обиженным.

Чаще всего используют следующие фразы приветствия : «Мир вам!», «Как ваше здоровье?», «Хорошо ли себя чувствуете?», «Как ваше настроение?», «Слава Богу!» - и прочая, и прочая. Каждая сторона задает эти вопросы и получает соответствующий ответ.

Даже встречаясь в дороге, верхом на коне, сарты не уклоняются от такого священного обычая. «Сколько раз я наблюдал, с какой серьезностью и речистостью мои мусульманские переводчики постоянно обменивались формулами приветствия со своими многочисленными знакомыми, с которыми они встречались в наших странствиях. Придерживаясь таких красивых манер, что могут думать сарты о наших манерах, таких кратких и сухих, по сравнению с их манерами?», - пишет Краффт.

Костюмы сартов-мужчин

Сарты любят декоративный аспект своих пестрых и пышных костюмов. Этот народ всегда любил яркие краски, и он создал для своих шелковых и бархатных тканей искусные рисунки. Трудно описать великолепие колорита и цветных узоров этих тканей, где господствуют желтый, карминный и сине-фиолетовый цвета, которые перетекают друг в друга. В Бухарском эмирате особенно в моде эти яркие краски, и люди даже самого скромного достатка носят одежду очень богатого аспекта, даже если она сшита из дешевых тканей, меланжа шелка и хлопка, халат из которых может стоить в среднем дюжину франков (около 60 долларов сегодняшними деньгами. – Прим. переводчика).


Таджик, торговец из Бухары; бухарский таджик в шелковом халате; самаркандский таджик в халате, подбитом мехом. Фото из книги Гюго Краффта

В Ферганской долине, в Ташкенте и Самарканде сарты одеваются менее ярко и носят халаты либо в двухцветную полоску, либо однотонные. Холодные зимы этих регионов заставляют носить одежду из теплых тканей или из драпа, которая всегда однотонная.

Для нательного белья мужчины используют хлопчатобумажную ткань или полотно с красной полоской, а женщины носят рубашки из гладкого шелка и платок из яркого шелка.

В зависимости от времени года сарты надевают два и более халатов поверх штанов и жилета. Халат обычно достаточно широкий, чтобы полы можно было перехлестнуть. Его полы можно соединить маленькими завязками на груди. Подкладка делается из простой ткани, которая контрастирует с богатством верхней ткани. Внутренние края халата окантованы красивым шелком.

Зимой сарты надевают халаты, подбитые толстым слоем ваты, либо с подкладкой или окантовкой из меха. Рукава халата чрезвычайно длинные и практически свисают ниже колен, чтобы прятать руки, как того требуют правила азиатской вежливости.

Своей формой халат похож, скорее, на широкий безразмерный армяк.

Вокруг пояса, на уровне почек, сарты подвязывают халат куском ткани (бильбак), сложенный треугольником. У простолюдинов этот бильбак из простой хлопчатобумажной ткани с разнообразными рисунками, у людей побогаче - из расшитого хлопка или шелка. Иногда он служит полотенцем для вытирания рук, иногда - маленьким ковриком, который расстилают прямо на земле в час молитвы, заставшей их в неурочном месте.

Люди со средствами носят уже камарбанд – широкий пояс из бархата или шелка, украшенный чеканным серебром и богатой застежкой. Самые дешевые из этих поясов оценивались не меньше пятидесяти рублей (500 долларов нынешними деньгами. – Прим. переводчика), но есть и дороже.


Таджикский юноша с шелковым поясом, украшенным чеканным серебром; узбекский юноша из Ташкента; таджик из предместья Бухары. Фото из книги Гюго Краффта

Такие пояса практически невозможно купить, так как их не продают на базарах, и сарты уступают их только в случае крайней необходимости. Они к ним привязаны, как к своего рода портативному состоянию.

В Коканде ювелиры изготавливают для этих поясов очень красивые украшения из мозаики, сложенной из бирюзы.

Головные уборы

Как и любой мусульманин, сарт уделяет большое внимание цирюльному искусству: бороду, как правило, оставляют в природной форме, лишь слегка подравнивают. А вот череп всегда гладко выбрит.

Голову сарты покрывают маленькой круглой шапочкой «допи». Допи существуют во множестве вариаций цвета и рисунка: однотонные, вышитые и даже сотканные из золотой нити. На эту шапочку наворачивается тюрбан, называемый «салла», - ткань длиной в пять или шесть метров. Тюрбаны либо розовые с красным рисунком, либо белые с синим рисунком, либо просто белые, легкие и очень элегантные. Край ткани закладывается в складки чалмы и свисает на левое плечо или, по афганской моде, – на правое.

За пределами дома сарт обязательно носит чалму, но как только возвращается к себе, раскручивает ткань и остается в тюбетейке.

Весной сарты с удовольствием втыкают благоухающий цветок в складки своей чалмы или закладывают его за ухо, приобретая тем самым праздничный вид.

Обувь и средства передвижения

Обувь сартов – это короткие сапоги из мягкой кожи с очень тонкой подошвой, на которые они надевают вторую пару обуви в форме галош. Галоши всегда оставляют на пороге жилища. Некоторые сарты любят щеголять в огромных сапогах с очень острым каблуком и носом. Так как ходить пешком в них почти невозможно, то этой обувью пользуются, в основном, для верховой езды.


Таджик в хлопчатобумажной рубашке из Ургута; таджик из Самарканда; узбек-переводчик из Ходжента в халате, шитом золотом. Фото из книги Гюго Краффта

Лошадь – привилегированное средство передвижения в Туркестане, и если туземец едет на осле, то это означает, что он чрезвычайно беден.

Коневодством в Средней Азии занимаются кочевые народы. Лошадей разводят, прежде всего, как верховое и вьючное животное, но также употребляют в пищу их мясо и ферментированный молочный напиток - кумыс. Кожу искусно выделывают и продают задорого.

Породы лошадей Средней Азии известны с древних времен: это киргизская и туркменская. При скрещивании они дают породу карабаир. Киргизские лошади очень выносливы и быстры. Туркменские, в крови которых течет кровь арабских предков, менее выносливы. Карабаиров разводят, в основном, в Бухарии, где получают наилучшие результаты скрещивания. Под седлом все лошади идут иноходью.

Седла из дерева украшают инкрустацией и яркой росписью. Но их практически не видно на спине лошади, так как они скрыты под слоями ткани, которыми обматывают седло, чтобы оно было менее жестким. Единственный не скрытый от глаз элемент роскоши в конской сбруе – это попона, вышитая золотом и украшенная бахромой, которую фиксируют под седлом.

Краффт пишет: «Можно себе представить, какой тщательности и терпеливости требует изготовление седла. В одном из залов музея Ташкента были выставлены все инструменты и краски, которые при этом используются. Здесь разложены в методичном порядке макеты, которые представляют последовательные фазы работы, начиная с простого каркаса из белого дерева до завершенного седла, инкрустированного тонкими пластинками из оленьего рога и раскрашенного разноцветным узором. Средняя стоимость такого седла не превышает десяти рублей или 27 франков (более 100 долларов сегодняшними деньгами. – Прим. переводчика)».

Продолжение следует

Перевод с французского языка - Фарида Шарифуллина

Международное информационное агентство «Фергана»

© 1998—2017 ИА «Фергана»

Письмо в редакцию

Полная версия

Создание © 2012 Алекс Шатловский