В Таджикистане закрепили зависимость религии от государства

Фергана

Депутаты Маджлиси намояндагон (нижней палаты парламента) Таджикистана внесли поправки в закон «О свободе совести и религиозных объединениях», которые запрещают создание религиозных партий и закрепляют доминирующую роль государства в формировании религиозной политики в стране, передает «Озоди» (таджикская служба Радио «Свобода»).

Также, согласно внесенным изменениям, религиозное образование в Таджикистане теперь можно получить только в государственных учебных заведениях, тогда как раньше в стране была возможной деятельность частных медресе. Кроме того, местным властям поручено не допускать присвоения мечетям имен местных бизнесменов. Мечети должны носить имена известных в исламском мире личностей, считают законодатели.

Следует отметить, что внесенные поправки привели закон в соответствие с изменениями Конституции и де-юре закрепили фактически существующее положение в религиозной сфере.

Напомним, что до сентября 2015 года в течение 16 лет в Таджикистане действовала Партия исламского возрождения (ПИВТ) — единственная официально действующая партия религиозного толка на постсоветском пространстве. В августе 2015 года министерство юстиции Таджикистана потребовало от ПИВТ прекратить деятельность. А в сентябре руководство ПИВТ власти республики обвинили в причастности к военному мятежу бывшего замминистра обороны страны Абдухалима Назарзода. Партия была объявлена Верховным судом террористической организацией, ее руководство арестовано. В июне 2016 года 14 членов политсовета ПИВТ были приговорены различным срокам заключения, двое из них — к пожизненному.

В мае 2016 года в Таджикистане был проведен всенародный референдум по внесению изменений в Конституцию, в результате которого в основной закон был введен запрет на деятельность партий религиозного характера.

В последние годы таджикские власти фактически взяли в свои руки функции управления религиозной сферой. В настоящее время деятельность Совета улемов (главного духовного органа) Таджикистана полностью контролируется государством. Все имам-хатибы в республике назначаются Советом улемов по согласованию с Комитетом по делам религии. Ежегодно они проходят курсы повышения квалификации и переаттестацию. Зарплату имам-хатибы получают из государственного бюджета. Комитет контролирует тематику их проповедей и даже выпустил специальную брошюру с текстами выступлений. Во всех мечетях Душанбе и других крупных городов Таджикистана установлены камеры видеонаблюдения (в Таджикистане официально зарегистрировано около 4 тысяч мечетей, из которых 370 являются соборными).

Правительство жестко контролирует и сферу религиозного образования. Так, в 2016 году были окончательно закрыты последние медресе, которых ранее в республике насчитывалось 19. В настоящее время в республике функционирует только один государственный исламский институт на все население страны (8,65 млн человек).

В ноябре этого года Комитет по делам религии, регулированию традиций и обрядов принял решение уволить имам-хатибов мечетей, получивших религиозное образование за рубежом. А в 2010 году власти Таджикистана начали процесс возвращения таджикских студентов, которые получали теологическое образование в религиозных школах и вузах за рубежом. В ходе этого процесса из более чем 3000 молодых людей, которые обучались в религиозных школах Пакистана, Ирана, Египта и других стран, на родину были возвращены 2896 человек.

В апреле этого года Комиссия США по свободе вероисповедания в странах мира (USCIRF) причислила Таджикистан к странам, «вызывающим особое беспокойство» в вопросе обеспечения свободы вероисповедания. В ежегодном докладе USCIRF отмечается, что в Таджикистане продолжается преследование граждан по религиозным мотивам — закон о религии ограничивает права мусульман на молитву в мечети и в святых местах. Лица моложе 35 лет не имеют права совершить хадж. Под предлогом борьбы с экстремизмом и радикализмом мужчинам моложе 50 лет запрещают носить бороду а женщин насильно заставляют снимать мусульманские платки (сатры).

Международное информационное агентство «Фергана»

© 1998—2017 ИА «Фергана»

Письмо в редакцию

Полная версия

Создание © 2012 Алекс Шатловский